Узреть тайное. Интервью с эзотерической французской группой Aluk Todolo

Антуану Хаджиоанноу. Фото – Photophobia — Узреть тайное. Интервью с эзотерической французской группой Aluk Todolo
Антуану Хаджиоанноу. Фото – Photophobia

Aluk Todolo существуют на периферии французского блэка уже более десяти лет. Их стиль представляет собой насыщенную смесь из джаза, краут-рока и блэк-метала, а каждый релиз группы демонстрирует интроспективность и даже бросает некий вызов экстремальной музыке. Мы задали вопросы барабанщику коллектива Антуану Хаджиоанноу, чтобы лучше понять мотивацию Aluk Todolo, планы на будущее и приоткрыть завесу тайн этого загадочного проекта.

Несмотря на вашу впечатляющую историю, Aluk Todolo всё ещё является нишевой группой и, учитывая уникальность вашего стиля, я предполагаю, что вы довольны таким положением вещей. Как бы вы описали творчество Aluk Todolo тем, кто вас не знает?

A. Х.: Aluk Todolo — мощное трио, созданное в 2004 году и играющее оккультный рок, занимаясь музыкальным исследованием сил космоса и разума с использованием классических рок-инструментов, гитары, баса и ударных. Слова Aluk Todolo означают путь предков, а наша музыка — это стремление к изначальной вибрации без стилистических ограничений. В большинстве случаев мы используем дисторшн, резонанс, атональность, необычные паттерны барабанов и мелодии, а также аналоговое оборудование для создания собственного эзотерического инструмента.

Этим летом вы выступали на Brutal Assault, насколько я знаю, это один из нескольких фестивалей, на которых вы отыграли в этом году. Учитывая мощь Aluk Todolo, можно предположить, что вам поступали предложения и от других фестивалей, так что же было такого особенно в Brutal Assault, что вы отдали предпочтение ему? Как вас восприняла местная публика?

А. Х.: Поскольку мы сейчас сосредоточены на написании нового материала, мы склонны отказываться от шоу в этом году, но Brutal Assault просто показался слишком классным событием, чтобы его пропустить. Мы играли на Oriental Stage, которая идеально нам подошла. Это было интенсивное шоу, и с аудиторией была отличная связь. Кроме того, мы были очень рады разделить сцену с нашими друзьями Grave Pleasures. Должен сказать, я был довольно уставшим, проведя целый день в разъездах, но их шоу растормошило меня и подарило много энергии, за что я им благодарен!

Sonic Protest Festival, Франция. Фото — Patrick Baleydier

Как вы подбираете сет-лист для таких крупных мероприятий, как Brutal Assault? Несмотря на то, что у вас есть отдельные песни, ваши альбомы всегда воспринимаются, как часть одного большого целого, где одно перетекает в другое. Вы подбираете "звучащий в одном потоке" материал или более бодрый/тяжёлый, который бы соответствовал общей атмосфере?

А. Х.: У нас не было нужды обсуждать это, поскольку мы сыграли полностью наш альбом "Voix". Поэтому выбор материала был довольно простым. У нас никогда не бывает компромиссов во время написания музыки, поэтому нет никаких шансов, что мы сделаем это позже, выбирая материал, который бы соответствовал атмосфере фестиваля. Поскольку мы не являемся частью конкретной сцены, нас приглашают не только на метал-фестивали, но и на мероприятия экспериментальной музыки, джаза, индастриала, сёрфа (!) и прочие фестивали. И чем больше людей будут сбиты с толку [нашей музыкой], тем лучше для нас.

Aluk Todolo на фестивале Brutal Assault, 2018

Прошло уже два года с выхода "Voix", когда стоит ждать нового релиза?

А. Х.: Как я уже сказал, мы сейчас работаем над новой музыкой. Из-за нашего подхода к сочинительству и музыкальных амбиций создание нового альбома может занять очень много времени, перед тем как он увидит свет. Так как для нас Aluk Todolo находится на первом месте, мы не хотим и не нуждаемся в том, чтобы как-то ускорить этот процесс. Нам необходимо осознание крайней необходимости того, что нам уже пора переместиться на студию. Но есть все шансы, что запись нового альбома состоится уже в 2019 году.

Вы выпустили "Archives Vol.1" в прошлом году — коллекцию ранее записанных песен и нескольких отдельных треков. Почему вы решили выпустить эту компиляцию? Учитывая её название "Vol.1", планируете ли вы её продолжение?

А. Х.: "Archives Vol.1" — это нечто большее, чем просто компиляция оставшегося материала. Цель этого релиза — сделать некую обратную карту нашей дискографии. Я воспринимаю его, как отражение нашей музыки под другим углом, он демонстрирует некоторые "одержимые" элементы и раскрывает кое-какие скрытые пути для путешествия в мире Aluk Todolo. Вероятно, когда-нибудь выйдет Vol.2, но первым будет Vol.3.

Ранее я читал, что процесс создания материала у группы отчасти является импровизацией, а отчасти — строго поставленным сочинительством. Если это так, то как происходит работа над музыкой для нового релиза? Есть ли сознательное желание продолжить писать музыку в духе предыдущих альбомов или вы просто включаете в материал то, что кажется вам подходящим в конкретный момент написания?

А. Х.: Я не понимаю, как что-то может казаться правильным или подходящим в конкретный момент, если это не является дальнейшим развитием творчества. Каждый релиз — это часть одного большого целого, которое мы, как служители музыки, стремимся раскрыть. Каждый новый альбом похож на ещё одну обнаруженную тайную комнату в пирамиде. Наше сочинительство трудно объяснить логически, и у нас нет другого метода, кроме как высвобождения наших мыслей, дающих силам возможность проникнуть. Мы ждём откровений, некоторые из которых настигают меня во время наблюдения за волнами и взаимодействием с океаном и лучами солнца, как это было в Биаррице прошлым летом. Мы знаем, что находимся на верном пути, когда чувствуем, что музыка пишется сама собой, и новый материал, над которым мы работаем, создаётся именно так. Но бесполезно говорить об этом слишком много, всё это будет иметь смысл, когда вы услышите саму музыку.

Amplifest, Португалия. Фото — Lais Pereira

Так как весомую часть вашей музыки составляет оккультный рок, можно ли утверждать, что оккультизм как-то особенно влияет на ваше творчество? Это то, что через призывы к духам, даёт вам структуру и идеи для импровизаций или же оккультный рок — это некий медиум, помогающий вам в проведении ритуалов?

А. Х.: Музыка и есть ритуал, что является как призыванием, так и проявлением, будь то процесс записи или исполнения — на сцене, месте для практик или на студии. Импровизация и строгий подход к сочинительству становятся единым в этом магическом процессе. Я думаю, что решение дихотомии, подразумеваемое в вашем вопросе, будет несомненно достигнуто со следующим альбомом, потому что его структура будет следовать за творческим процессом, я имею в виду, что это будет структура откровения музыки. Нечто, чего я никогда не слышал ранее!

Меня всегда интересовало использование вами символов из Енохианского языка. Приходилось ли вам проводить ритуалы по системе Джона Ди?

А. Х.: Как я уже говорил, музыка и есть ритуал, поэтому после четырёх альбомов, я думаю, мы это сделали. Хотя мы в основном и используем Енохианский язык для эстетики, это не умаляет его ценности, поскольку символы являются живыми существами.

Из скудной информации, доступной об Aluk Todolo и ваших целях, кажется, что ваша система убеждений эклектична, о чём говорит даже само название группы. Есть ли какая-то конкретная часть оккультизма, на которой вы сфокусированы? Будь то энохианская магия, работы Кеннета Гранта или, возможно, что-то восточное, например, езиды?

A-H: [далее цитата на хинди — Noizr] arkendudipadyavabhasabhinnam nabhaty
ativyaptataya tatas ca
prakasarupam tadiyat prakasya
prakasatakhya vyavahazaiva

Одним из моих любимейших релизов Aluk Todolo является совместная работа с Der Blutharsch — как именно произошло это сотрудничество, и отличался ли как-то процесс написания материала? Хотели бы вы повторить подобный сплит в будущем — если да, то с какой группой? Если бы у вас была возможность посотрудничать с кем угодно, то кого бы вы выбрали?

А. Х.: Мы познакомились и подружились с Альбином [создатель проекта Альбин Юлиус — Noizr] в Париже во время организованного нами шоу Der Blutharsch. Мы всегда любили его музыку, во всех её преобразованиях и периодах, а позже, когда он предложил поработать вместе над записью, мы, естественно, сказали "да". Это было сложно, так как обеим группам приходилось отправлять друг другу треки, потому что мы ни разу не работали вместе на одной студии. Честно говоря, творческий процесс был довольно кошмарным. Результат похож на отсталого ребёнка, которого вы любите больше всех, хе-хе. Я не уверен, что в будущем мы будем с кем-то сотрудничать, но если бы мы могли это сделать в прошлом, я имею в виду с уже умершим музыкантом, то это был бы Скрябин.

Вы уже достаточно давно сотрудничаете с NoEvDia, и для всего ростера лейбла Aluk Todolo является, вероятно, самой нетипичным коллективом. У вас есть как общие черты с группами, так и огромные отличия, взять хоты бы Antaeus или Funeral Mist. Как началось ваше сотрудничество с лейблом и что именно вы получаете от совместной работы?

А. Х.: С NoEvDia мы познакомились благодаря Тайлеру из The Ajna Offensive [американский независимый лейбл — Noizr], когда мы искали европейский лейбл. Это правда, что существует большое различие между Aluk Todolo и упомянутыми вами группами, но я думаю, что мы все отобраны через некий эзотерический, фанатичный, преданный и бескомпромиссный дух. Это доказывает то, что NoEvDia, будучи очень избирательным лейблом, не ограничивается жанровыми рамками, и, как мне кажется, это наделяет лейбл определённой аурой. Для нас честь работать с ними и это идеальный дом для Aluk Todolo.

Noizr: Следите за Aluk Todolo на Facebook та Bandcamp.

Интервью — Dan Thaumitan
Перевод с английского — Anastezia G.