Sinoptik: "Хочется, чтобы тебя ценили за твою музыку, а не за заслуги"

Sinoptik: "Хочется, чтобы тебя ценили за твою музыку, а не за заслуги"

Победа Sinoptik на международном музыкальном конкурсе The Global Battle Of The Bands 2016 в Берлине стала большим достижением для молодого коллектива. Политическая ситуация в стране вынудила музыкантов покинуть родной город и переехать в Киев, на вопрос планируют ли вернуться в Донецк — пожимают плечами. Однако, даже с опытом выступлений за рубежом, прикладывают все усилия быть услышанными в Украине. 31 мая, по возвращению из Германии, рокеры отпраздновали свою победу бесплатным концертом в центре столицы. В начале вечера нам удалось пообщаться с ребятами и с первых уст узнать о подробностях участия в состязании. Украинская рок-сцена, работа над последней пластинкой и зарубежный опыт. Эти и другие темы в большом интервью с трио Sinoptik: Дмитрием Сакиром (бас), Дмитрием Афанасьевым­-Гладких (гитара, вокал, клавишные) и Вячеславом Лосем (барабаны).

Привет, ребята, как настроение?

Дмитрий Афанасьев­-Гладких [далее — Д.А-Г.]: Огонь, огонь. Мы, честно говоря, просто уставшие немного после столь длительной дороги. А так, вроде, неплохо.

Прежде всего — поздравляем с первым местом на GBOB. Как вы оценивали свои шансы на победу, насколько сильными показались соперники?

Д.А-Г.: Я за себя скажу, я как бы ничего не ожидал. Ребята, наверно, надеялись, да? [смеются]

Вячеслав Лось [далее — В.Л.]: Я знал, что мы выиграем.

Дмитрий Сакир [далее — Д.С.]: Нет смысла начинать войну, которую не можешь выиграть.

Д.А-Г.: А я шёл за ними впервые в своей жизни. Отдался вот так и пошёл. [улыбается] Теперь буду делать так постоянно, с небольшими поправочками. [смеётся] Они будут маленькие.

Вам удалось посмотреть выступление кого-то из других команд?

Д.А-Г.: Конечно!

Д.С.: Мы, практически, все выступления посмотрели.

Кто-то вам понравился из групп?

Д.А-Г.: Их было несколько, не одна.

Д.С.: Было где-то около пяти-шести очень сильных групп. Там австралийцы…

В.Л.: Не могу только вспомнить название… Швейцария — Cold Bath, Чехия — The Atavists.

Д.С.: В машине их [The Atavists — Noizr] слушаем.

В.Л.: Vice Versa тоже классные ребята из Греции.

Д.С.: Но они такой хэви играли.

Д.А-Г.: Мне понравились норвежцы. Тоже хэви рубят.

В.Л.: Вот только не помню название [имеется в виду группа Vorbid — Noizr].

Д.С.: Да, были там ребята, лет по 17 им, наверное. Они такие простые чуваки, вышли в футболках Slayer, с гитарами и как вломили! Я такой стою — "ого!" — думаю, ладно, с музыкой понятно — очень много влияния от тех групп, которые у них написаны на футболках, там Metallica, Slayer. Но для такого возраста так играть. Я давно не видел групп, которые столь мощно валят.

А как бы вы сравнили по уровню организации мероприятия GBOB в Украине и Германии?

Д.А-Г.: Оба мероприятия проходили на очень высоком уровне. Мне очень понравилось тут, в Украине, так как здесь не часто встретишь фестиваль подобного уровня. Но сейчас, как и десять лет назад, марка держится и было, действительно, круто. Здесь у нас крутой клуб, чего только стоит один занавес — это очень удобно, когда играешь с группой, много людей на сцене, но всё закрывается и ты спокойно можешь подготовиться к своему выступлению. И очень сильные коллективы у нас в Украине были точно также, как и там и, и Дима меня сбил...

Д.С.: И некоторые из них вполне могли поехать вместо нас.

Д.А-Г.: Да, и тоже выиграть.

Д.С.: Это наше мнение.

Д.А-Г.: Да, это наше мнение. Ведь мы себя со стороны не слышали.

В официальном пресс-релизе упоминается о сложностях с получением немецких виз, действительно ли поездка в Берлин была под вопросом?

Д.А-Г.: Да. Нам вообще всем украинцам сложно с получением виз в любую страну. [усмехается]

Д.С.: Много бумажек.

Д.А-Г.: Да, очень много бумажной волокиты и ты никогда не знаешь наверняка дадут тебе визу или нет, но деньги ты платишь всегда вперёд. За тебя никто не просит, ничего не делает, но благодаря нашим хорошим друзьям, одному человеку, его зовут Тарас, он нам помог оформить документы правильно и, возможно, как-то это и помогло. Мы сделали визы и впятером поехали представлять Украину.

Насколько известно, у вас было всего 8 минут для выступления.

Д.А-Г.: Да, либо две песни, либо одна, или три песни, но 8 минут.

В.Л.: И кто-то всё-таки сыграл три песни. [улыбается]

И наверняка хронометраж контролировали, перескочить, как это было в Киеве, никто бы не позволил?

Д.С.: Там был человек, который засекал время выступления каждой группы и потом судьи видели кто насколько уложился в тайминг.

В.Л.: Возможно, это как-то влияло на оценку.

Д.С.: Мне говорили, что — да, если кто-то вылазил из тайминга, за это снижали им оценки.

И как вы справились с этим ограничением?

Д.А-Г.: Мы на 20 секунд, наверное, не вместились, а, возможно, и вместились, потому что на адреналине могли сыграть чуть-чуть быстрее. Но очень сложно. Знаете поговорку — "из песни слов не выкинешь"? Это, честно говоря, и правильно, с одной стороны, но, мне кажется, судьи понимают, и выяснилось, что они понимают [улыбается]. Если я был бы на их месте и увидел, что группа где-то на 20 секунд чуть-чуть дольше сыграла, но это было, действительно, фирмово, то почему бы и нет?

Д.С.: Но нам пришлось 7-минутную "White Cats" обрезать до 5 минут.

Д.А-Г.: "White Cats" обрезали и чуть-чуть — "Alex Is Her Name".

Д.С.: Буквально секунд на двадцать.

"Mother Song" не планировали сыграть?

Д.А-Г.: Нет, возможно, если бы мы её сыграли, результат был примерно такой же. Мы решили пройтись по самым уверенным песням и получилось так, как получилось.

Д.С.: В этом конкурсе важно сразу зацепить зрителя, моментально, от начала и до конца, все 8 минут его продержать. Были группы, у которых первая песня была просто взрывная, а на второй они отпускали и ты понимал, что уже не ходишь под них и не рубишься как вот под некоторых.

В.Л.: Тем более, что там было 14 коллективов.

Д.С.: Да, и ты так — "хопа!" — и всё. Ты уже потерял внимание.

Д.А-Г.: Да, есть своя сложность, безусловно, но как-то выкрутились. И, наверное, энергетически были очень сильны, потому что мы были в туре, отыграли много концертов, а это очень важно, когда ты играешь постоянно и чувствуешь команду как одно целое. Это важнее даже чем то, какие песни ты играешь.

В одном из последних интервью вы признались, что не чувствуете себя востребованной группой в Украине. Как считаете, что эта победа значит в нашей стране? Наверное, сейчас вопрос востребованности несколько изменится?

Д.А-Г.: Мы, безусловно, очень благодарны всем, кто о нас сейчас пишет и говорит, потому что для нас это очень важно. Много людей благодаря этой рекламе в СМИ могут не просто узнать, что украинская группа Sinoptik победила на всемирном конкурсе, но они также могут послушать нашу музыку. Это для нас важнее, чем просто значимость, что мы представили свою страну. Конечно, это важно, что мы победили как украинская команда, но для нас важнее, чтобы люди слушали музыку. Какой процент из этих людей — мы не знаем, но хотелось, чтобы это было по максимуму.

Д.С.: Да, хочется, чтобы тебя ценили за твою музыку, а не за твои заслуги.

Д.А-Г.: Да, ведь точно такой же группой мы были и до этой победы и если бы тогда об этом тоже говорили, было бы классно. Но и за это спасибо. [улыбается]

Как думаете, почему заявить о себе за рубежом иногда становится единственным способом стать известным в Украине?

Д.А-Г.: Но это всегда, во всем мире так.

Д.С.: В своём отечестве пророков нет. Не зря эта поговорка существует.

Д.А-Г.: Греки говорят: "Чтобы философу стать известным, ему нужно стать известным философом в другой стране". На других языках не знаю как это звучит, но думаю, эта поговорка есть везде. [улыбается] Тоже самое было с The Rolling Stones во время первого американского тура, тоже самое было с Джими Хендриксом, Uriah Heep, Led Zeppelin.

Вы, Дмитрий, как-то говорили, что в Британии противоположная ситуация: там поддерживают отечественные группы и не обращают внимание на то, что думают другие.

Д.А-Г.: Да, они пытаются. Британцы поддерживают музыкантов и предлагают своих музыкантов всему миру, говоря, что наши музыканты — самые классные.

Значит, Британия в этом отличается от остальных?

Д.А-Г.: Они любят свою музыку и для них не существует никакой другой, ну ещё американцев они любят, а американцы — их. У них баланс.

Д.С.: Они считают себя, да они и есть, законодателями моды, они создатели этой музыки и считают, что, если мы это создали, то мы здесь главные.

Д.А-Г.: У них в крови это. Они не только создатели музыки, они создатели всего самого интересного.

Д.С.: [улыбается] У них ещё осталась та имперская штука, когда они владели всем миром и они это как бы продолжают делать, в подсознании держать.

Д.А-Г.: И главное то, что они уважают себя и говорят: "Вот мы — крутая нация, которая может предложить вам вот это, вот это и вот это".

В.Л.: И этого бы стоило поучиться.

Д.А-Г.: Да, нашим людям.

В.Л.: Потому что у нас много классного. Взять хотя бы тоже пиво.

Д.А-Г.: Да, элементарно!

В.Л.: Элементарно, мы приехали в Берлин, подумали — интересно, какое на вкус самое дешёвое немецкое пиво — и купили пиво, которое стоит у нас, если перевести, где-то 15 гривен.

Д.А-Г.: У них это самое дешёвое.

В.Л.: Но пить его просто невозможно. Это не напиток, это просто горькая вода. А мы приезжаем в Украину, заходим в магазин, где-то в деревне на какой-то трассе...

Д.А-Г.: На Западной Украине.

В.Л.: Покупаем "Опілля" или какое-то волынское пиво за 14 гривен — так это же можно пить! И это, действительно, классно.

Д.А-Г.: Для меня это пиво топ-класса, например.

В.Л.: Да, а у них пиво такого уровня стоит уже два евро, например.

Д.А-Г.: Это маленький пример из жизни, а мы как-то так относимся к всему своему: "Та ну, это ж типа "наше", это не "фирма".

То есть вы на примере пива демонстрируете, что в Британии и плохие группы превозносят?

[Хором]: Нет, нет.

Д.С.: Просто в Украине как-то так относятся…

Д.А-Г.: Вообще не замечают андеграундную сцену, вообще никак. Они понимают, что на этом никак не пропиаришь политику, потому что музыканты честные и не хотят участвовать в этой всей лабуде. Попсу пропиарить легче, потому что чаще всего это один человек с бэклайном либо музыка какой-нибудь группы попсовой, которая, опять же, направлена на массы (лёгкая для понимания, над которой не нужно думать, не нужно ничего делать) и с помощью этого управляют просто массами.

Д.С.: Это ты про массы, а я тебе хочу ещё сказать — у нас есть такая тема: когда приезжает какая-то андеграундная группа, неважно, из Франции, из Финляндии…

Д.А-Г.: Из Англии тем более.

Д.С.: Я смотрю у меня весь Facebook начинает просто бурлить, звоню: "Ребята, кто-нибудь слышал группу такую-то?" — все: "Что?". Я звоню пяти людям, которые, я считаю, разбираются в чём-то, и никто не знает об этой группе [хлопает в ладоши] — полный Sentrum.

Д.А-Г.: Полный Atlas. [смеётся]

Д.С.: Какая-то украинская группа, которая пять или шесть лет грызет здесь этот гранит…

В.Л.: А-то и десять.

Д.С.: Яркий пример — 5 Vymir, ребята уже давно и целенаправленно… Они не лезут куда-то в попсу, сейчас они уже стали более широкую аудиторию привлекать, но раньше они исключительно ориентировались на андеграунд киевский. И как к ним ходило человек 500, так к ним и ходят человек 500. И это не вина ребят, они делали рекламу в метро, они форсили это.

В.Л.: И классную музыку играют.

Д.С.: Да и отличная музыка, но людям по фигу.

Д.А-Г.: Просто, если было бы написано "5 Vymir, Великобритания" или "Финляндия" — был бы полный зал. Это как на Евро я замечал такие вещи. Когда приезжают любые заграничные фанаты сюда, в Украину, то на них вот так всё смотрят [округляет глаза, говорит с придыханием]: "Аааах, ино-стра-нцы!". Вот так сидит он один [показывает], как царь, а они всё вокруг него носятся [пародирует], дай только зеркальце и они поменяют его на золото, как это было с Африкой. Но, ребята, сколько можно, нужно себя уважать.

Насколько мы знаем, победившей на GBOB команде предлагалось несколько наград на выбор (контракт с лейблом, запись в ведущих студиях, организация тура и денежное вознаграждение). Если не секрет, что именно вы выбрали?

Д.А-Г.: Ребята, сейчас мы ничего не помним, потому что мы настолько были запутаны в дорогах и пяти сутках путешествия... Мы завтра будем общаться, у нас будет конференция по Skype и нам расскажут, что и как. Там тур, запись, видео — всё это присутствует.

То есть вам предлагается целый пакет?

Д.А-Г.: Да, и что-то ещё там есть.

Д.С.: Да, и сто тысяч долларов. [все смеются]

Д.А-Г.: Но в любом случае в интернете уже лучше нас знают, что происходит.

Что вы ожидаете от этого пакета?

Д.А-Г.: Для нас самое главное это тур, потому что ты встречаешься с людьми и только от людей, перед которыми ты сыграешь впервые, важен твой дальнейший результат: как твои диски, твою музыку будут слушать и покупать. Если бы перед нами стоял выбор — либо деньги, либо тур — то мы бы выбрали всё равно тур, потому что мы знаем как воспользоваться собой на сцене.

Д.С.: Главное — загнать людей на концерты, чтобы как можно больше человек послушали тебя вживую. Я смотрел статистику в интернете. Да, количество репостов и лайков выросло, но я зашёл на Bandcamp, а там плюс 20%. Потому что люди — "О, да, класс, молодцы" — но никто не зашёл и не послушал. А человек, который пришёл на концерт, которому понравилось — он навсегда твой фан, твой слушатель.

В.Л.: Если ты его не разочаруешь.

Д.С.: Яркий пример: мы отыграли один концерт в Яссах, в клубе такого же размера [как MonteRay Live Stage — Noizr], и нас тут же пригласили на радио, взяли наши треки. Просто пришёл диджей и ему понравилось, он взял наши треки к себе на радио, пригласил нас на фестиваль в Румынии, на который мы заехали перед GBOB, и он же нас продвинул и в сентябре мы будем играть в Бухаресте на фестивале.

Д.А-Г.: Это букеры… После нашего последнего европейского тура мы подписали контракт с букерами и даже до победы на GBOB мы были анонсированы на Bucharest Blast, и группы там? [обращается к Дмитрию и Вячеславу]

Д.С.: Within Temptation и Agent Fresco.

Д.А-Г.: Не знаю просто что это за группы. Я у ребят спросил, я просто не в этой теме, немного другую музыку слушаю, но типа круто.

Д.С.: Ты что, ну Within Temptation...

Д.А-Г.: Ну не знаю я, не слушал я Nightwish! [смеются]

Интересный лайн-ап. Within Temptation играют симфоник-метал, а вы — психоделик/стоунер-рок.

Д.А-Г.: Я больше скажу. В Яссах, когда нас поставили в этот лайн-ап, мы как раз были по центру, до нас — три группы и после нас — две. Мы когда пришли туда, то почувствовали себя немного не в своей тарелке, потому что они играли какой-то брутал, жёсткий метал, трэш.

В.Л.: И публика соответствующая — в чёрных футболках, патлачи.

Д.А-Г.: Нас слушало там, наверное, двести человек, которые тогда были в клубе в Яссах. Но мы вышли, отыграли и поняли, что всё круто. И теперь я жду следующего нашего тура в Яссы. Поэтому неважно перед кем ты играешь, наоборот, это ещё интересней, когда ты людям можешь предложить что-то другое. Публика устаёт от гига с одинаковыми группами, ну прикинь, одно и тоже слушать, а так, разбавили и, видимо, это сработало, получилось очень классно. Поэтому мы не переживаем, что там будет симфоник-метал.

Так как вы упомянули радио, скажите, был ли у вас опыт, пытались ли вы попасть на украинские радиостанции? Знаем, интернет-радио Submarina вас крутит.

Д.А-Г.: Да, Submarina крутит, самое первое мощное андеграундное радио. Аристократы, Skovoroda... Даже ужгородское радио Тиса FM.

В.Л.: На Radio ROKS о нас говорили, спасибо им большое.

Д.А-Г.: Да, Radio ROKS до GBOB нас крутили. Они делали две рецензии на наш альбом, спасибо им большое.

В.Л.: Да, было очень приятно услышать от них эти отзывы.

Д.А-Г.: Сегодня были на Просто Радио.

Да, Просто Радио больше ориентированы на подобные жанры.

Д.А-Г.: Но я бы не сказал, что раз мы играем стоунер, мы не попадаем в какие-то рамки.

В.Л.: По крайней мере стараемся их избежать.

Д.А-Г.: Да, мы никогда себя ни в какие рамки не загоняли и понимаем, что и как должно быть сделано.

Как вы говорили ранее, приводя в пример Pink Floyd, стремитесь, чтобы не было никакого жанра, а должен быть просто Sinoptik.

Д.А-Г.: Да, это было бы очень приятно. И это говорил я. [смеётся]

Д.С.: Сейчас очень сильно смешиваются жанры и, мне кажется, критики просто не успевают придумывать новые. Раньше были джаз, рок-н-ролл, хардрок...

В.Л.: Блюз!

Д.С.: Блюз. А сейчас уже придумали миллион жанров и все их мешают: метал, хип-хоп, трэшкор какой-нибудь симфонический…

В.Л.: ...оркестр ещё рядом играет.

Д.С.: Да. Сейчас, мне кажется, это отошло на задний план, музыка музыкой, но эклектика во всём сейчас. Мы вот слушаем в машине этих чехов [The Atavists — Noizr]. Песня может начаться как The Black Keys, а закончиться каким-то диким металкором.

В.Л.: И в целом всё слушается хорошо.

Д.С.: Да, но в целом это круто. Почему бы и нет?

Д.А-Г.: Вот пример отличный! Буквально вчера вышел клип отличный у группы Fazzer. Там играет Bobby из Detroit Family, он же — Илья Песоцкий, он же — организатор украинского GBOB. У них тоже три человека в группе и вчера у них вышел клип, я когда послушал, я ему сразу же позвонил и сказал: "Чувак, стиля нет. Нет стиля и это просто офигенно круто". Мне очень понравилось с первого раза, когда вживую их услышал.

А что касается студийника "Interplanet Overdrive", его сведением занимался довольно известный продюсер Маор Аппельбаум, не так ли?

Д.А-Г.: Нет, сводили мы его сами. Сводил его я и финальные жирные точки ставил Саша, наш звукорежиссёр. Накапливались тоже сами, в разных комнатах, в студиях — везде, где можно было. Это такой эксперимент получился. Но после сведения есть такая штука — мастеринг. Вот это уже самое дорогое и самое важное. Это как ретуширование фотографии. Его делал Маор Аппельбаум.

Если сравнивать с предыдущей пластинкой, насколько большую разницу почувствовали? Ведь, насколько известно, первый альбом чуть ли не полностью создавался своими силами.

Д.А-Г.: Да, мастеринг делал я. Для меня очень ощутима разница. Если объяснить всем в чём именно это состоит — она для всех станет ощутима. А пока это только на чувствах. Люди, если даже не понимают, они чувствуют. Их не обдуришь, с ними нужно быть честными. [смеётся]

Д.С.: Они не всегда это могут описать или объяснить, но скажут нравится им или не нравится.

Д.А-Г.: Можно где-то компенсировать. Но если сделать мастеринг вообще круто, ещё круче, чем даже у Маора, то люди и это почувствуют. Это очень важная вещь. Я бы сказал, самая главная в создании музыки.

Д.С.: В плане звука.

Д.А-Г.: Да.

Прошлой осенью вы представили интересный видеоклип на песню "White Cats" о японке Садако. Почему обратились к этой легенде, чем она вас привлекла?

Д.А-Г.: Ну, это просто очень интересная история. Её не просто было воссоздать, но благодаря Лене…

В.Л.: Которая, собственно, эту идею подала.

Д.А-Г.: Да, у нас были совместные идеи, как сделать красивое видео, чтобы оно пересекалось с текстом песни и в тоже время не пересекалось. Мы долго общались, выслали ей трек, она послушала, почитала слова и говорит: "А давай-ка сделаем вот такие штуки" — в плане визуализации. Когда она всё рассказала, мы поняли, что это оно. И только благодаря этой коллаборации у нас получился, я считаю, очень классный клип. Это мое личное мнение, я очень доволен.

Д.С.: Я ещё могу добавить — cекрет прост: ты находишь человека, которому доверяешь работать со своим материалом. Мы нашли студию Born Vision, Лену, режиссёра, мы видели её работы и сказали ей: "Вот, наша музыка, наша идея, но дальше ты делаешь это сама, так как мы доверяем тебе это сделать". Точно также, как мы доверяли Маору, отправив ему работы для мастеринга — он прислал их нам и мы уже ничего не могли сделать. Мы ему доверили и он сделал так, как считал нужным. Так же и с клипом. И они сделали это, действительно, круто, нам понравилось. Помню, мы одну или две правки внесли на этапе монтажа и то незначительные.

Д.А-Г.: То же самое у нас и со вторым клипом. Была задача сделать его, как можно проще и показать группу. Мы придумали простую идею и получилось так, как получилось. Он совсем другой. И не нужно их сочетать. Люди почему-то проводят какие-то параллели.

В.Л.: И режиссёр там другой совсем.

Д.А-Г.: Да, Вова Штунь справился за определённый срок. Ребята, за восемь часов был снят клип. С бюджетом… [улыбается, задумался]

В.Л.: ...который стыдно называть. [смеются]

Д.А-Г.: Да. У нас люди готовы делать фирму за такие деньги.

Д.С.: И, кстати, когда у нас спрашивали на GBOB: "У вас такое видео крутое: сколько, где, как?" — мы отвечали: "В Украине сняли вот за столько-то". "Сколько?! Срочно в Украину снимать клипы!" [смеются]

Д.А-Г.: Да, не даром ведь Tame Impala сняли клип…

Д.С.: И не один, они сняли уже два клипа в Украине. Те же ребята Radioaktive Film, которые снимали "Vidlik" для Onuka, они же работали с Tame Impala.

В.Л.: Европейские режиссёры приезжают к нам фильмы снимать, потому что у нас дёшево всё.

Д.С.: Да, но при этом всё то же самое, что и там есть.

В.Л.: И по качеству не уступает совершенно. Это к слову о том, что нам нужно гордиться теми людьми, профессионалами, которые у нас есть. И продуктом, который они производят.

Д.С.: И поддерживать их.

В.Л.: А не только смотреть на Запад.

Также во время интервью музыканты рассказали нам о своих любимых метал и рок-альбомах. Читайте о них в нашей новой рубрике "Tastemaker".

Общались — Юрий Сомов, Anastezia
Редакция благодарит Евгению Люлько за помощь в организации интервью

Комментарии

ВНИМАНИЕ: Бессодержательные или предвзятые комментарии могут быть удалены модератором, а автор таких комментариев может быть забанен.