​Интервью с одним из главных катализаторов исландской сцены Стивеном Локхартом

Интервью с одним из главных катализаторов исландской сцены Стивеном Локхартом

En fleira er mönnum til hugganar en fébætur einar. "Людям нужно думать о чем-то большем, чем о деньгах", — сага о Греттире, глава 47

Noizr Zine пообщался со Стивеном Локхартом – основателем Rebirth of Nefast, владельцем Studio Emissary и лейбла Oration, организатором фестивалей Oration и Ascension. В этом интервью мы обсудили со Стивеном множество его проектов и преследуемые с помощью них цели.

Для тех наших читателей, которые вас не знают, расскажите немного о себе.

Стивен Локхарт: Я ирландец, однако живу в Исландии последние 11 лет. Хотя я больше всего известен благодаря своей продюсерской работе на Studio Emissary и с исландскими блэк-метал группами, моё образование и прошлая работа были в основном связаны с лесоведением (точнее, с лесным хозяйством). Я изучал его в течение четырех лет и затем проработал ещё четыре года, прежде чем моя страсть к музыке пересилила и проложила путь к моей нынешней работе. В настоящее время я руковожу студией звукозаписи Studio Emissary, лейблом Oration Records и фестивалем Ascension в Исландии. Я также принимал активное участие в нескольких группах — как в живых выступления, так и на записи — хотя моим основным проектом всегда был и остаётся Rebirth of Nefast.

Как вы переехали из Ирландии в Исландию?

Стивен Локхарт: Я впервые приехал в Исландию летом 2007 года по программе обмена опытом моего университета. Мне сразу здесь понравилось, и летом 2008-го я переехал сюда навсегда.

Вы сыграли большую роль в развитии исландской метал-сцены, расскажите, как всё начиналось? В итоге вы стали чуть ли не её главным стержнем, как так получилось — это было вашей целью или всё произошло само собой?

Стивен Локхарт: Когда я прибыл в Исландию, я был на финальных этапах работы над "Ex Nihilio" Rebirth of Nefast (сплита со Slidhr). На тот момент я также только выпустил демо "Only Death" в конце предшествующего сплиту года — поэтому, когда я впервые встретил Sturla и Þórir из Svartidauði, они уже знали о моей работе и о том, кто я такой. Я продолжал работать с несколькими местными группами, прежде чем меня попросили спродюсировать "Flesh Cathedral" [дебютный альбом Svartidauði — Noizr]. Я полагаю, остальное вам известно.

Честно говоря, я не могу сказать, какова моя роль на этой сцене, ведь я нездешний. Однако находятся люди, считающие меня неким подставным лицом, что меня несколько озадачивает. Лично я не считаю, что делаю сейчас что-то иначе, чем раньше. Единственная разница в том, что теперь моя работа вызывает куда больший интерес и признание, и да, сейчас всё происходит более масштабно. Но я всегда просто делал всё возможное, чтобы помочь группам и отдельным людям, в которых верю, при этом управляя вышеупомянутыми проектами с той же преданностью и страстью, которые я вкладываю в любое стоящее начинание.

Да, многое из этого происходило само собой, но всё вытекает из необходимости творить. Будь то студийная работа, мои собственные проекты, фестиваль или лейбл — мне всегда нужно заниматься чем-то, что удовлетворяет это стремление. Но дело не только в этом, ведь я смог организовать работу над всеми проектами таким образом, чтобы зарабатывать себе на хлеб, при этом не отвечая ни за кого, кроме себя. Это само по себе очень приятно. Я зарабатываю на жизнь, делая разные вещи, которые мне нравятся, практически без компромиссов. Цель состоит в том, чтобы продолжать это делать.

По вашему мнению, из-за чего исландская сцена изобилует таким большим количество качественных групп? Я полагаю, многие согласятся, что исландский блэк-метал сейчас является лучшим на мировой сцене.

Стивен Локхарт: Сложно сказать. Если бы я или кто-то ещё мог назвать причину этого, тогда, вероятно, во всех странах была бы столь же богатая сцена, как в Исландии. Но есть некоторые догадки. В первую очередь, это менталитет исландцев — здесь каждый имеет какие-то интересы и увлечения с самого раннего детства — и это тут поощряется. Создается впечатление, что это не в природе исландцев просто бездельничать. Вот почему каждый здесь играет на музыкальном инструменте или в группе.

Другая причина — здесь очень легко столкнуться с известными исполнителями. Вы можете пойти в продуктовый магазин и повстречать там Бьорк, вы можете пойти в бар и натолкнуться на музыкантов почитаемых вами групп. Другими словами, здесь вы можете лично встретить людей, достигших успеха на поприще, к которому вы сами стремитесь. В Исландии успешные исполнители являются чем-то более реальным (в лучшем или худшем смысле этого слова). И это вдохновляет пробовать и делать что-то самостоятельно, а не заниматься идолопоклонничеством, наблюдая за всем издалека.

Исландия известна своим сильным наследием — "менталитетом викингов" — быть первопроходцами, устойчивыми к стихиям и умеющими адаптироваться под "сложную" природную среду людьми. Как человек извне, как вы считаете насколько этот культурный кодекс влияет на музыкальность? И влияет ли?

Стивен Локхарт: Мне снова сложно ответить, но если бы меня заставили, я бы сказал, что "нет". Во всяком случае, не так, как я это вижу. Возможно, что-то сказывается на подсознательном уровне, так как менталитет жизнестойкости каким-то образом укореняется через воспитание, но на повседневном уровне я, по крайней мере, не испытываю трудностей, живя здесь. Конечно, я предпочел бы погоду получше, но я не собираюсь писать об этом альбом.

Расскажите, как появилась Studio Emissary?

Стивен Локхарт: Всё началось в силу необходимости. Когда я стал писать музыку, это всегда происходило в уединении. Это может показаться удивительным, учитывая то, насколько "связанным" я могу казаться с исландской сценой, однако в Ирландии (до моего отъезда) подобного не было. Я не репетировал с группами, я не знал никого со студий. Одним из моих немногих контактов был Джозеф Диган [ирландский музыкант и художник — Noizr]. Он познакомил меня с несколькими принципами звукозаписи, и после этого я время от времени начал заниматься рекордингом, параллельно записывая демо Rebirth of Nefast "Only Death".

Продолжая работать над новыми релизами, мои навыки улучшались. Вполне понятно, что с каждым улучшением возникала потребность в новом оборудовании. В конечном итоге это привело меня к покупке пары аудиоинтерфейсов и микрофонов. В одночасье я стал достаточно оснащённым, чтобы записывать довольно большие сеты ударных. Вскоре об этом стало известно широкому кругу людей — так всё и завертелось.

Я никогда не задумывался о том, чтобы начать зарабатывать на продюсировании групп. Я начал записывать, потому что мне нужно было записывать свою собственную музыку, и в этом деле единственный человек, которому я мог полностью доверять был я сам. Я рассматривал продакшн, как хобби. Лишь во время продакшена "Flesh Cathedral" Svartidauði я понял, что это то занятие, которое я бы хотел сделать своей профессией.

Сет NYIÞ на фестивале Oration, 2018. Фото -Void Photography

Какие у вас планы касательно студии Emissary?

Стивен Локхарт: Сейчас мы в самом разгаре проектирования дома, который намерены построить в течение следующих 18 месяцев. Часть этого дома будет отведена под новую Studio Emissary. Это всё, что я бы сейчас хотел рассказать, поскольку подобные вещи имеют тенденцию занимать больше времени, чем ожидается, и менять свой ход. Скажем так, у нас большие планы!

Будучи владельцем студии и продюсером, как вам удаётся придерживаться финансового/творческого баланса в вашей работе? Есть ли группы, с которыми вы бы не стали работать, так как не считаете их музыку стоящей того, чтобы быть связанной с вашим именем?

Стивен Локхарт: Мне очень повезло с группами, с которыми я работал в последнее время. Приобретая больший статус, начинаешь работать с лучшими группами и музыкантами. Но в любом случае, я не столько отказываюсь от проектов из-за личных предпочтений, сколько из-за того, кто за этими проектами стоит и серьёзность их подхода. Я предпочёл бы работать с уважаемыми, талантливыми исполнителями, пускай и играющими музыку, которая не совсем соответствует моим личным предпочтениям, чем с отвратительными аматорами, которым каким-то образом получается выдавать неплохой блэк-метал.

На данном этапе своей карьеры мне довольно легко оценить потенциальных клиентов с точки зрения рабочей совместимости. Если я на ранних порах понимаю, что с клиентом будет трудно работать, я просто не буду с ним этого делать. Это просто ни в чьих интересах. Если я собираюсь изваять из чьего-то произведения нечто такое, что станет выражением его видения, тогда мы должны уметь хорошо общаться, иначе сотрудничество обречено на провал, и обе стороны будут чувствовать себя обиженными.

Кто из музыкантов и продюсеров стал вашим главным вдохновителем?

Стивен Локхарт: Майк Олдфилд — и не столько как продюсер чужой музыки, сколько своей [интро альбома Олдфилд "Tubular Bells" использовалось в качестве саундтрека к фильму "Изгоняющий дьявола" — Noizr]. Я самый младший из 9 детей, и мне очень повезло, что у меня было сильное музыкальное воспитание. Никто из моих близких родственников не играет на музыкальных инструментах, но я всегда был знаком с огромным количеством музыкальных жанров, охватывающих несколько десятилетий. Майк Олдфилд — один из первых исполнителей, оказавших на меня влияние. Брайан Ино, Алан Парсонс также в топе этого списка из-за своей продюсерской работы. Одним из чрезвычайно важных альбомов для меня в детстве была музыкальная версия Джеффа Уэйнса "Война миров". Когда я впервые услышал этот альбом в возрасте шести или семи лет, он, вероятно, был первым релизом, который заворожил меня своей жуткой, но совершенно очаровательной атмосферой, полностью оценить которую я смог лишь в более старшие годы.

Вероятно, многие удивятся, что будучи музыкантом, я не попал под влияние других металлистов по крайней мере за последние десять лет. Период с поздних подростковых годов до раннего 20-летия был в этом смысле для меня формирующим. Теперь я слушаю всё, что резонирует со мной, независимо от жанра. Очень часто это может быть противоположностью агрессивной и мрачной музыки. Одним из побочных эффектов работы над такой музыкой в течение всего дня является то, что по возвращению домой, вам очень часто хочется просто отдохнуть и послушать что-нибудь более спокойное.

Почему между релизом демо Rebirth of Nefast и альбома "Tabernaculum" такой большой промежуток? Сколько времени у вас ушло на создание материала и аранжировку?

Стивен Локхарт: На этот вопрос невозможно ответить с точностью, но наверняка, тысячи и тысячи часов. Что было также потрачено в процессе? Всё. Кровь, пот, моя вменяемость и вменяемость близких мне людей. Но чтобы было понятно, это не был постоянный процесс. После выхода "Ex Nihilio" понадобилось девять лет, чтобы завершить новый релиз, но только последний год продакшена был чрезвычайно навязчивым и интенсивным.

Когда вы пишете музыку для этого проекта, как выглядит процесс написания?

Стивен Локхарт: Он не бывает одинаковым — хотя обычно всё начинается с небольших идей, которые превращаются во что-то другое. Я беру идею и экспериментирую с ней, делаю её базисом и далее смотрю, куда она меня ведёт. Очень часто это приводит к написанию целых частей, построенных на основе этой идеи, и прежде чем приходит понимание, у меня уже есть готовая песня. Иногда это может занять месяцы или годы, иногда я сажусь и создаю костяк всей песни за один день.

Мне также нравится тратить много времени на переваривание идей. Иногда я могу провести целый день, работая над чем-то, и к концу дня я могу либо возненавидеть полученный результат, либо считать, что это абсолютно монументально и революционно. В любом случае, я оставляю это на некоторое время и возвращаюсь к нему со свежим восприятием. Это даёт мне истинное понимание ценности написанного.

Вы сейчас работаете над новым материалом для Rebirth of Nefast? Когда приблизительно стоит ожидать новый релиз?

Стивен Локхарт: Да, работаю, но больше я ничего не могу сказать. И кто знает, когда он выйдет...

Когда вы выступаете с группой, как вы решаете, каким будет ваш сет? Будете ли вы играть новый материал на фестивале Ascension?

Стивен Локхарт: На самом деле это довольно простой процесс, так как большинство песен такие длинные, что обычно наш сет может уместить только четыре из них! Так что обычно всё сводится к тому, какие песни хороши для открытия/закрытия выступления, а затем к тому, что подходит между ними. Большинство песен Rebirth of Nefast довольно динамичны, так что дело не в том, чтобы выбрать медленную песню здесь и быструю песню там — всё зависит от нашего настроения.

Что сподвигло вас организовать собственные фестивали?

Стивен Локхарт: Oration MMXVI был нашим первым фестивалем. Он вырос из того, что изначально было задумано как концертная программа Studio Emissary. Однако на ранних этапах планирования он быстро превратился в нечто большее, с некоторыми зарубежными и не связанными со студией группами. Фестиваль прошёл с большим успехом. Честно говоря, мы были в восторге от результата, поэтому решили продолжать.

По вашему мнению, что хорошо удалось на вашем предыдущем фестивале Oration, а что наоборот вы планируете изменить с грядущим Ascension?

Стивен Локхарт: Если говорить о наших фестивалях, то мало было такого, что нас не устраивало, но ничто не мешает нам стремиться делать больше и лучше. Фестиваль проводится в городе Мосфедльсбайр в этом году, который является по сути пригородом Рейкьявика по любым стандартам неисландцев. Тем не менее, он гораздо больше окружен природой, чем те места, где мы ранее проводили фестивали Oration. Само место проведения, Hlégarður лучше оборудовано, у нас на 50% больше групп, это летом, есть кемпинг, автобусы, белые ночи, наш собственный кейтеринг, художественные выставки... список отличий на этом не заканчивается.

Очень простой вопрос — что такое фестиваль Ascension, кто его организует и какая у него концепция?

Стивен Локхарт: Ascension — фестиваль, чествующий мрачные крайности звукового искусства. Мероприятие организовано мной и моей лучшей половиной, Эддой. Наша цель — увлечь каждого посетителя и предоставить им опыт, который они вряд ли позабудут.

Состав Ascension (по крайней мере, на мой вкус) является лучшим из всех фестивалей последних лет. Насколько сложно было получить такой состав? Как происходил отбор команд?

Стивен Локхарт: Подбор состава — всегда особый процесс, деликатное сочетание дипломатии, настойчивости, терпения и, самое главное, ощущение того, как на самом деле должен выглядеть хороший состав. Для нас крайне важно, чтобы список команд был гармоничным и соответствовал нашему видению.

Что, по вашему мнению, отличает Oration и Ascension от других более устоявшихся фестивалей или даже более нишевых мероприятий, например, таких как Maryland Deathfest?

Стивен Локхарт: Возможно, не нам стоит об этом говорить, но я попробую. Есть очевидные элементы, такие как местоположение и акценты на определённые жанры, но я подозреваю, что разница — в энергетике и атмосфера. Чего не понимают многие иностранцы, так это то, насколько маленькой является Исландия, не в географическом плане, а в плане сообщества. Мы пытаемся создать здесь нечто, чего раньше здесь никогда не было, и исландцы, которые посещают наши мероприятия, действительно ценят это. Создаётся ощущение, что это отношение распространяется на все наши фестивали. Также я должен отметить, что это не самое дешёвое или удобное место в мире, чтобы до него добраться, поэтому те, кто сюда попадают, действительно хотят быть здесь. Это не случайный фестиваль на материке, где посещение или непосещение определяется просто тем, хотите ли вы потратить время на поездку или нет — этот опыт — реальная инвестиция. Проще говоря, посетители наших фестивалей, прикладывают большие усилия и желание, чтобы попасть сюда. И это действительно заметно — это видим мы, это видят другие посетители, это видит команда фестиваля.

Блэк-метал фестиваль Ascension состоится с 13 по 15 июня в Исландии. Билеты по 14,900 Kr (примерно €107 / $123) доступны по ссылке.

Интервью — Dan Thaumitan
Перевод — Anastezia G.

Комментарии

ВНИМАНИЕ: Бессодержательные или предвзятые комментарии могут быть удалены модератором, а автор таких комментариев может быть забанен.