​"Смешение жанров – проявление наших музыкальных вкусов": Интервью с Khôrada

From left to right: J.W. Walton, D. Anderson, A.J. Gregory, A. Dekker — "Смешение жанров – проявление наших музыкальных вкусов": Интервью с Khôrada
From left to right: J.W. Walton, D. Anderson, A.J. Gregory, A. Dekker

Всегда казалось, что раскол внутри группы, а уж тем более решение её участников разбежаться вопреки уже достигнутому успеху, приходится довольно сильным ударом под дых, негативно влияющим на вдохновение и смелость спустя годы начать всё с нуля. Тем не менее история знает немало примеров, когда распад коллектива оказывался не столько негативным явлением, сколько мощным фундаментом для весьма сильных и потенциально успешных проектов его бывших музыкантов.

Так в 2016 году, едва переступив отметку в 20 лет, американские фолк/дум-металлисты Agalloch, успевшие стать образцом для ряда групп сродных жанров, внезапно сообщили о распаде. Тем не менее довольно скоро поклонники виртуозов из Портленда (штат Орегон) узнали о новом коллективе Khôrada, в состав которого вошли экс-участники Agalloch, Эзоп Деккер (ударные), Джейсон Уолтон (бас) и ставший у руля проекта Дон Андерсон (гитара), а также превосходный вокалист Аарон Джон Грегори из Giant Squid.

В июле 2018-го музыканты выпустили весьма яркий и неординарный дебютный релиз, умножив многогранность своих предыдущих проектов в несколько раз. Альбом под названием "Salt" со старта получил высокие оценки критиков и приглянулся коллекционерам-эстетам. Вскоре после выхода дебютной пластинки Noizr Zine расспросил участников Khôrada о новой странице в их карьере, студийной и концертной жизни, уходе из предыдущих формаций и влиянии музыки на мнение общественности.

В июле вышел дебютный альбом Khôrada — первая пластинка, первые отзывы... Каково это, спустя годы начать всё с чистого листа?

Дон Андерсон: Это захватывающий и благодарный опыт, тем более, что запись была очень хорошо воспринята прессой. Вначале, правда, мнения слушателей касательно первых треков разделились, но общий отклик был невероятным, и я очень доволен этим. Интересно начинать что-то по новой, тем более, что я никогда ничего подобного не ожидал в своей карьере. Ранее я полагал, что Agalloch просуществует ещё много лет. Но, очевидно, что не все из нас были с этим согласны.

Аарон Джон Грегори: Это была невероятно захватывающая и довольно непростая, в лучшем понимании этого слова, задача. Формирование новой группы, в особенности такой, которую изначально столь серьёзно воспринимают и лейблы, и агенты, и поклонники наших предыдущих команд — геркулесов труд. Мы сталкиваемся с такими вещами, как поиск звучания группы, налаживание рабочей атмосферы и оптимизация репетиций — в общем имеем дело со всеми теми задачами, которыми я когда-то занимался в Giant Squid и о которых уже едва помню. И видя сейчас итоговый результат — готовый альбом в руках поклонников и критиков, а также на полках в магазинах по всему миру — это кажется просто чем-то сюрреалистичным; как будто наша первая встреча, как группы, произошла не два года, а десять лет тому назад.

Вопрос к экс-участниками Agalloch: со стороны кажется, что после закрытия проекта, несмотря на то, что за плечами остались годы труда, вы вздохнули с облегчением и куда охотнее приступили к работе над Khôrada. Так ли это?

Дон Андерсон: Всё намного сложнее. Я очень огорчён тем, как произошло наше расставание, и это, если честно, было связано с отношением Джона [экс-гитарист, вокалист Agalloch Джон Хаум — Noizr] — он плохо справился с этой задачей и отнесся ко всем нам с большим неуважением. Поэтому каждому из нас было непросто пройти через это. Мы находим некое облегчения лишь в том, что нам больше не нужно терпеть всю эту драму. Khôrada появилась после разрыва, то есть ранее у нас не было планов делать совместный сайд-проект с Аароном. Мы основали группу, чтобы иметь возможность продолжить создавать музыку вместе.

Но всё же после 20 с лишним лет вряд ли можно начать с абсолютно чистого листа, ведь Agalloch в своё время оказал влияние на многие коллективы, наверняка оставил отпечаток и на вас, не так ли? Какие главные уроки/приёмы вы вынесли из Agalloch и применили в работе над материалами Khôrada?

Дон Андерсон: Да, это правда. Agalloch в значительной степени являлся результатом моего написания песен и стиля игры. И часть этого будет воплощена в Khôrada. Что касается принятия каких-то сознательных решений, то с самого начала я сказал всем, что хочу продолжать создавать длинные, эпичные и грандиозные песни с большим количеством слоёв — это было то, что мне очень нравилось писать и играть в Agalloch. Сейчас это может принимать много различных форм и звуков, потому что это лишь подход к написанию и он не устанавливает то, каким именно будет рифф или мелодия. Так что я был открыт к этому новому, созданному совместно с Аароном, звучанию и возможности начать всё с нуля.

В целом же звучание Khôrada кардинально отличается от Agalloch. Была ли изначально цель создать принципиально новый саунд и так лихо смешать разные жанры?

Дон Андерсон: Нашей целью не было грубое копирование Agalloch или Giant Squid. Мы изначально рассматривали эту группу, как возможность развиваться и идти на новые риски в музыке. Если бы мы решили повторяться — это стало бы упущенной возможностью, даже несмотря на то, что были какие-то вещи из прошлого, которые мне хотелось сохранить. Смешение жанров — проявление наших музыкальных вкусов. Каждый из нас слушает абсолютно разную музыку. Кроме того, Аарон не является металхэдом, в отличие от остальных из нас. Мы с Джейсоном [басист Khôrada Джейсон Уолтон — Noizr] росли на хэви-метале, поэтому мы знаем это звучание, этот жанр невероятно хорошо. Но у Аарона другой бэкграунд. Таким образом, это должно было добавить нечто новое в микс.

Аарон Джон Грегори: Я с самого начала знал, что этот проект будет сильно отличаться от любой из наших предыдущих групп. Я часто говорю об этом в интервью, но у меня не было никакого интереса в воссоздании Agalloch, а что касается Giant Squid, то он — совокупность всех своих частей, так что я не смог бы его воссоздать, даже если бы и захотел. Для меня лично это было большим вызовом — увидеть, смогу ли я написать целесообразную, мощную музыку с людьми, абсолютно отличающимися от тех, с кем я привык работать в течение последних 15 лет.

"Salt" в большей мере получил довольно высокие оценки, на многогранность альбома указал и наш рецензент. Как вы сами оцениваете свой дебют? Таким ли вы видели первый релиз? Все ли идеи удалось реализовать?

Дон Андерсон: Да, полагаю, мы все очень довольны этим релизом. Конечно, есть определённые вещи, которые мы будем иметь в виду при работе над следующей записью. Но с самого начала я лично хотел сделать грандиозный, многослойный, мелодичный и насыщенный альбом, и я думаю, у нас это получилось.

Аарон Джон Грегори: Абсолютно. Я ужасно горжусь этим альбомом, но при этом я с трудом могу слушать его сейчас после столь интенсивной работы над ним в течение последних двух лет. Переслушивая каждую свою запись я всегда замечаю вещи, которые я бы мог сделать по-другому. То же самое касается моих иллюстраций. Глядя на своих старые работы я постоянно думаю о том, что я мог бы сделать их лучше. Но всё, что можно сделать в такой ситуации — использовать полученные знания в следующем проекте.

Должен сказать, что я особенно горжусь тем, насколько универсальным и уникальным является "Salt". Мне нравится видеть один отзыв за другим, в которых говорится, что мы "явно" находимся под влиянием той или иной группы, о которых я даже не слышал! Как сказал ранее Дон в этом интервью, я не металлист. Это не значит, что я невежественный! Но я никогда не слышал о Primordial или Solstafir до тех пор, пока Khôrada не начали сравнивать с ними, поэтому я послушал их и мне, действительно, понравилась их музыка!

В описании пластинки упоминалось, что "Salt" был написан под неким давлением, под влиянием непостоянства, неопределённости новой эры, эры Трампа. Комфортно ли вам было работать в таких условиях?

Дон Андерсон: Это было некомфортно, потому что многие люди в США и особенно наши общины ощущают "истощающую ярость" политики Трампа и, конечно же, его детское поведение. На артиста всегда оказывает влияние окружающая обстановка, и я всегда рассматривал искусство как средство взаимодействия и размышлений о мире, в котором он, артист, живёт. Казалось неизбежным — если не безответственным — не учитывать то, как администрация Трампа катастрофически повлияла на США и на мир в целом.

Аарон Джон Грегори: Трамп и всё, что происходит в этой стране, в значительной степени поглотило мои ежедневные мысли. Я никогда не испытывал столько беспокойства и неопределённости — не самое лучшее время, чтобы быть родителем. Поэтому я, желая сделать максимально откровенный метал-альбом в столь трагическую эпоху, не мог не писать о том, что вижу; не размышлять о том, что может последовать далее; и не рассматривать мою роль в защите моей семьи через призму всего этого. Я рос, слушая почти исключительно политическую панк-рок-музыку, такую как Subhumans, поэтому для меня было естественно писать обо всём этом.

При этом альбом не похож на крик души или попытки призвать общество к каким-то действиям. Что, прежде всего, вы пытаетесь донести слушателю?

Дон Андерсон: Ну, это зависит от слушателя, какой именно посыл он увидит... хотя я считаю, что наши взгляды, позиции предельно ясны, как и те вещи, которые мы считаем важными. Часть альбома — это способ для нас выразить себя в тот момент, когда это становится процессом очищения. Но я также надеюсь, что мы подтолкнём метал-сцену к обсуждению и побудим других к политическому участию — в том месте, где бы они, по их мнению, могли принести больше пользы — экология, работа/труд, феминизм, движение Black Lives Matter, поддержка транс-сообщества, борьба с бедностью и так далее.

Аарон Джон Грегори: Вы правы в том, что это [выглядит] немного цинично. Это более тематичное описание того, чего следует придерживаться, если мы продолжим этот путь. Это не крик о том, чтобы перестать покупать пластик и/или жить ради прибыли. Это, скорее, утверждение о том, что ущерб уже нанесён. Всё, что мы можем сделать сейчас — это замедлить конец, чтобы у наших детей было немного больше времени, чтобы насладиться каким-то подобием здоровой, гармоничной, функционирующей планеты.

Как считаете, способна ли музыка менять мировоззрение людей? Сегодня многие музыканты закладывают в свои тексты тематику будней в США, политики Трампа. Некоторые прямо выражают своё недовольство, однако порой кажется, что всё равно музыка остаётся музыкой, люди слушают и идут далее своей дорогой.

Дон Андерсон: Я не думаю, что мы изменим мир. Но следует отметить, что искусство, как правило, первое, что осуждается фашистскими режимами, так что, очевидно, это является угрозой. Я опять-таки считаю, что мы сможем положить успешное начало для обсуждения и пролить свет на темы для той части населения, которое, вероятно, не столь сильно заинтересована в политике. Я помню, как слушал ранние записи Megadeth и Dead Kennedys и задавался вопросом, в чём же дело. Тут также можно упомянуть песню Testament "Greenhouse Effect" [с англ. "Парниковый эффект" — Noizr] и вспомнить, как я, слушая её 20-летним, думал, что же это было. Поэтому я более внимательно вчитался в её лирику. Так что, я считаю, что подобная работа важна, даже если она не приведёт к импичменту Трампа или преодолеет бедность.

Аарон Джон Грегори: Те посылы, что были в песнях о политике, точно изменили мою жизнь. Такие группы, как Subhumans, Citizen Fish, Conflict, Bad Religion и Dead Kennedys, ощутимо повлияли на мои взгляды на мир. Конечно, я всё ещё думаю своей головой и принимаю собственные осознанные решения, но эти группы говорили что-то, что вы не могли найти ещё нигде в те дни, кроме, может быть, журналов и прочей литературы с крайними левыми/анархистскими взглядами. Я был вегетарианцем почти двенадцать лет просто потому, что песни Subhumans и The Smiths открыли мне глаза на варварство мясной промышленности.

Расскажите о вашем сотрудничестве со скульптором Седриком Вентвортом и главной идее обложки для альбома.

Аарон Джон Грегори: Седрик Вентворт был профессором истории современного искусства в Академии искусств, в университете, который я окончил в 2014 году. Меня всегда цепляли его лекции, его знания в сфере изобразительного искусства и влиянии на него происходящих в мире событий. Вентворт обладает некой страстью и яростью, которые явно проявляются в его творчестве, также как и в его лекциях. Сначала я успешно сдал экзамен по его предмету, а потом продолжил ходить на его лекции, чтобы просто послушать, как он говорит. Скоро мы подружились и вместе стали работать над многими проектами. Я провёл много вечеров, выпивая пиво в его огромной складской студии и говоря о мире, и о том хорошем и не очень дерьме, которое происходит вокруг; и какую именно работу следует нам, как художникам, создать в качестве реакции на эти события. Когда мы в Khôrada стали обсуждать, какой именно художественный образ мы бы хотели связать с "Salt", я сразу же вспомнил о Седрике. И я очень рад, что парни сразу же поддержали моё предложение.

Как-то в интервью Дон Андерсон назвал небольшое количество живых концертов одним из залогов успеха проекта Agalloch, который вместо этого стремился выпустить больше "особенных релизов". Какие планы у Khôrada на данном этапе? Собирается ли группа давать концерты в ближайшем будущем?

Дон Андерсон: Концерты будут, но вряд ли мы поедем на продолжительные гастроли. В противном случае я начну копить идеи для следующего альбома.

Аарон Джон Грегори: Мы точно будем давать концерты, в частности, попытаемся выступить на как можно большем количестве летних фестивалей и провести несколько коротких туров летом 2019 года. Мы с Доном оба работаем учителями, поэтому у нас есть свободное время в летние месяцы в период между семестрами.

Будет ли Khôrada основным проектом для участников группы?

Дон Андерсон: Для меня это так. Во многих отношениях для меня это своего рода замена Agalloch. У меня всегда была одна основная группа (Agalloch), а в остальное время я реализовал другие проекты — занимался своим сольником Sculptured и принимал участие в записи альбомов Sol Invictus. Так что сейчас я сфокусирован на Khôrada — это основной коллектив, на который я трачу свою энергию.

Аарон Джон Грегори: Со мной тоже самое, однако это не значит, что я несерьёзно отношусь к другой своей группе Squalus, которая постоянно даёт концерты и записывает материал. В июне мы записали новый мини-альбом под названием "Mass and Power", который станет новым релизом после нашего дебютника "The Great Fish" и будет выпущен до конца этого года на лейбле Translation Loss. Кроме того, мы только что вернулись с суперминитура Pacific North West. Но в Squalus мы также не можем уезжать на гастроли на пару недель. К сожалению, посещаемость концертов не побуждает нас к длительным турне, в данный момент как минимум.

С другой стороны, Khôrada предлагают потрясающие возможности, поэтому, конечно, я собираюсь посвятить много времени и ресурсов, чтобы в полной мере их использовать.

Дон, а как поживает ваш проект Sculptured? Насколько известно, в 2016 году группа уже была на стадии записи четвёртого студийника.

Дон Андерсон: Sculptured опирается главным образом на поэтапную запись на дому, и её участники сочиняют и записывают свои партии у себя дома в Осло, Портленде и Ванкувере. Таким образом всё сочиняется и записывается постепенно. Я не тороплюсь с этим. Но я приближаюсь к завершению записи всех партий. Барабаны, гитары и клавишные уже готовы. Далее — вокал. Затем сведение, мастеринг…

В рецензиях на "Salt", ввиду многогранности нового проекта, уже активно дискутируют на тему того, в каком направлении будет далее двигаться Khôrada. Вероятно, у вас есть своё определённое видение, какое оно?

Дон Андерсон: Я, действительно, этого не знаю. Приятно теперь иметь некую отправную точку, но, как и обычно во время сочинения материала, я просто собираюсь сесть и начать писать, и затем уже будет видно, что из этого получится.

Аарон Джон Грегори: У меня есть идеи, но я не хочу ничего говорить, потому что, как сказал Дон, как только вы садитесь и начинаете писать — в итоге может получиться всё, что угодно. Но я большой поклонник наложения риффов, мелодий и в целом разных тем друг на друга, чтобы создать совершенно новые типы "слоистых" стилей тяжёлой музыки. Мы сделали это на "Salt", и мы собираемся сделать тоже самое на следующем альбоме. Но давайте немного замедлимся и насладимся "Salt". Ведь он вышел менее двух недель назад!

Noizr: Релиз альбома Khôrada "Salt" состоялся 20 июля на Prophecy Productions. Заказ пластинки доступен по ссылке.

Интервью — Юрий Сомов
Перевод — Anastezia G.и Dan Thaumitan
Noizr Zine благодарит Austin Griswold за помощь в организации интервью
Фото — Cody Keto