​Интервью с Евгением Тымчиком – о литературе и её роли в творчестве группы The Nietzsche

Фото - Kirai gigs — Интервью с Евгением Тымчиком – о литературе и её роли в творчестве группы The Nietzsche
Фото - Kirai gigs

В связи с выходом нового альбома украинской группы The Nietzsche "Finals." мы задали вопросы её лидеру и вокалисту Евгению Тымчику, поговорив с ним о любимых поэтах и прозаиках, а также о том, как именно увлечение художественной литературой повлияло на музыканта и его творчество.

Что было раньше – группа The Nietzsche или твоё увлечение поэзией?

Евгений: К моему стыду, первой была все-таки группа. Меня никогда особо не возбуждала поэзия, что-то мне нравилось из школьной программы, совсем немного я почитал самостоятельно, но до момента появления концепта The Nietzsche, я был всё же больше по прозе. То есть причинно-следственная связь была другой: мне нужно было находить стихи для песен, поэтому я стал интересоваться поэзией. И так сложилось только лишь потому, что на тот момент мне было очень лень писать лирику для этого коллектива, к тому же я и не знал о чём. Это теперь уже The Nietzsche это сформировавшаяся культурная единица, со своим лором и контекстом, и если вдруг сейчас мне нужно будет писать тексты самому, то я точно не растеряюсь. Поэтому я очень благодарен этому периоду, потому что именно из-за своей лени я открыл для себя Уайлда, Буковски, Керуака, особенно битники меня очень поразили, потому что в школе мы этого не проходили.

Твоё чувство юмора – сформировалось ли оно под влиянием литературных источников: Зощенко, Ильфа и Петрова, Булгакова, Старицкого, Шоу? Или это, скажем так, часть одесского наследия?

Вот всё, что ты перечислила, всё я в детстве и проглотил. Сейчас не могу точно сказать, как именно эти книги повлияли на моё чувство юмора, но мне тогда они определённо очень нравились. Сейчас мне кажется, мои шутки — это какой-то набор мета-референсов, пост-иронии и саморефлексии, наверняка где-то там зарыто то, что я читал будучи маленьким, но ещё больше там того, что актуально сейчас, потому что в век хайпа мемы должны быть злободневны и мимолетны. А по поводу одесского юмора — мне кажется, это всё миф, нет его либо больше нет, или просто это стало слишком пошло и избито всё.

Ты как-то упоминал, что в твоей гимназии плохо преподавали украинскую литературу. Есть ли у тебя собственное видение того, как должны были проходить эти уроки? Многие уже не первый год говорят о важности реформы в сфере образования – как по твоему, с чего лучше начать?

Под конец моих школьных лет, как раз, началась какая-то очередная реформа: перевели на двенадцатибалльная систему оценивания, пообещали двенадцать классов образования и тесты вместо экзаменов. Результатов этих потуг я не застал, не уверен, что они были. Здесь одной реформой не отделаться, да и не с образования нужно начинать, как мне кажется. Дети должны видеть смысл и иметь интерес в образовании, гордиться тем, что они начитаны и эрудированны, а учителям должна нравиться эта работа. В стране, где царит быдлократия и люмпенизируется население, вряд ли такое возможно.

С чего лучше начать изучать поэзию – порекомендуй авторов, произведения.

Мне кажется, не смогу корректно ответить на этот вопрос. Я далеко не эксперт и вряд ли могу дать полезные рекомендации. Знаю точно, что самое главное — это открыть глаза пошире и выйти за рамки школьной программы, а уж тем более той, которую преподают в постсоветских школах, где русская литература самая великая, Пушкин — лучший поэт, и русская поэзия пережила аж три века становления. Это всё чушь, раздутая советской пропагандой и русским шовинизмом. Тех русских поэтов и писателей, которых реально считали великими во всем мире, в школах о них как раз предпочитали умалчивать, а возносили посредственность. Поэтому я бы начал с Шекспира, я вообще удивлён, что его книги не стали чем-то вроде Библии. Ну или с моего любимого Эдгара Аллана По. В принципе, всё хорошо, где нет рифмы через строчку.

В Украине как минимум Drudkh используют поэзию в качестве лирики. Следишь ли ты за другими группами (отечественными или зарубежными), использующими стихи в качестве лирики? Кто из них нравится, кто нет и почему?

Знаю только вот про Drudkh и у Date Rape была песня на стихи Есенина, а так не слежу особо. Бывает, что какая-то группа выпустит песню на стихи Маяковского, например, и мне обязательно скинут с комментарием типа "у вас украли". Единственное, что мне реально не нравится, это когда стихи просто воруются без обозначения авторства. Я когда-то так напоролся на какую-то молодую группу, которая музыкально пародировала своих кумиров, но текст меня зацепил, я его прочёл и удивился, что реально круто и глубоко написано, даже зависть взяла какая-то. А потом поискал, и оказывается, что это кто-то выложил свои стихи на тамблере, и не знает, наверное, что украинская группа их уже экранизировала. Ещё нужно отметить Дениса Дорофеева, который написал практически всю лирику для группы Мегамасс — там, действительно, мощная поэзия.

Часто с возрастом вкусы меняются и те произведения, которые категорически не нравились в подростковом возрасте на ура заходят в более старшие годы. Твои литературные вкусы как-то поменялись с течением времени?

Да, существенно. В принципе, как и со всем остальным, с литературой я пережил все фазы развития: от юношеского максимализма до уважения к классике. Всех этих Ирвинов Уэлшей и Чаков Палаников уже всерьёз читать не могу, хотя пятнадцать лет назад вдохновляли, то же самое с фэнтези, но вот Мартина с удовольствием прочитал. В детстве мне вообще не понравился "Скотный двор", ну то есть я его не понял, совсем маленький был, а теперь одна из самых любимых книг. Сейчас, наверное, как и многие, читаю меньше, чем хотелось бы, и в основном на английском. Стал как-то проще относиться к беллетристике, чем раньше, не всё должно быть пищей для ума. Прямо сейчас читаю "Ship of Fools" Такера Карлсона об угрозе, которую представляет собой демократическая партия США.

Как на тебя повлияло твоё увлечение литературой, в частности, поэзией?

Да, наверное, максимально. Это же искусство, мне кажется оно формирует нас на протяжении всей жизни. То, как мы реагируем на что-то, воспринимаем, интерпретируем — это всё определяет нашу картину мира. А уж тем более, если ты сам творец, то всё, что ты поглощал рано или поздно всплывёт и в твоём творчестве. Я очень часто ловлю себя на мысли, особенно, когда пишу текст, что вот этот момент той книгой вдохновлён, а это я оттуда умыкнул. А с The Nietzsche всё наоборот получается — стихи, которые я использую, доходят до меня уже когда они окончательно стали песней.

Так что же лучше: книга или экранизация?

Для меня, наверное, все-таки экранизация. У меня какое-то двумерное воображение, и я всегда представляю, как персонажей, так и происходящее в книге как-то бедно и не детализировано, всегда не хватает визуализации. Поэтому для меня даже плохая экранизация — это полезно, дорисовывает мне то, чего я не смог сам придумать. Плюс, как и в случае с The Nietzsche и стихами, экранизация — это вторая жизнь для книги. В общем, я не из тех, кто после сеанса брюзжит, что книга лучше. На моей памяти даже чаще бывает наоборот.

Назови 5 любимых отечественных и зарубежных поэтов и прозаиков.

Чарльз Диккенс, Джордж Орвелл, Борис Акунин, Джиллиан Флинн, Ярослав Гашек. Оскар Уайлд, Теодор Рётке, Владимир Маяковский, Эдгар По, Василий Стус.

Noizr: Слушайте и покупайте новый мини-альбом The Nietzsche "Finals." на Bandcamp и следите за группой на Facebook.

Интервью — Anastezia G.